Ёзден адет

Этический кодекс
карачаево-балкарцев

Нарт сёз

Кёгетсиз терек мийик болур.

Категории раздела

Культура [58]
Экономика [109]
Политика [287]
История [19]
Разное [271]
Спорт [95]
Общество [435]
Религия [48]
Интернет [1]
Происшествия [238]

Календарь

«  Июнь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Покупая Авиабилеты через наш сайт, вы помогаете нам оплачивать дальнейшее его содержание...

Реклама


Комментарии

Апсаты: Имамыбызны терсликден сакъларгъа кючюбюз да джетмейди, сора къалгъан затладан къалай сакъларыкъды кесин Къарачай?
...

Апсаты: Дожили...
Ну и каким боком приравнили блогера к СМИ?
И что вы будете делать с сайтами зарегистрированными ...

Апсаты: За уродские амбиции наших уродов-политиков должны теперь страдать простые граждане.
Ну откажетесь вы от них, и ко...

: Авторская рукопись этого зикра была передана моему деду, фронтовику, эфенди а.Каменномост Герюгову Идрису Ортабаевичу в ...

: Не считая того, что это не Карачаевская порода а Кабардинская !!!

: В этот мир все приходят одинаково – с плачем, а уходят по-разному.
Горское предание.

Когда над стран...

: Аиб хоншуларына! Къул-ёзден аиргъандан бошамай болурла, ёзденлик не зат болгъанын эрте унутуб!

Апсаты: Карачаевцы к истории башкир и татар не имеют никакого отношения.
Карачай: "къарачай" - происходит от сл...

: «...В татарском народе была субэтническая группа – “карачы” (“караца” – у северных мишар и у многих сибиряков), некоторы...

: Также одного корня со словом «карачы»
и древнее татарско-уйгурское слово «караван» [36, с. 215].
Как видим...

: Мы - потомки КАРАЧЫ, из среды коих был сам Чынгыз-би хан. Офиц. историки, вслед за китайцами их называют "черные та...

: КАЗАКИ и ТАТАРЫ – об этом нет в «учебниках истории»:

“...B действительности казачьи войска (верней, «народ-...

: КАЗАКИ и ТАТАРЫ – об этом нет в «учебниках истории»:

«…Особенную опасность для романовского правительства п...

Taulu09: Я думал,что эту мразь надолго закроют, а тут,видите ли, они решили под шумок его втихаря освободить. Народ стал слишком ...

: Это очень большие деньги для малого каравая . Казнить урода.

Апсаты: Молодец Казимир!
Из-за таких лиц (фамилии знаем), население не может получить законно положенные льготы и субсиди...


Наша кнопка


karachays.com

Код кнопки:

Реклама

Главная » 2010 » Июнь » 23 » Борис Эбзеев: Выйти из России добровольно нас никто не заставит
Борис Эбзеев: Выйти из России добровольно нас никто не заставит
12:37
От редакции: Беседа научного консультанта рабочей группы по подготовке доклада «Северный Кавказ: русский фактор», заместителя руководителя Центра консервативных исследований Социологического факультета МГУ Валерия Михайловича Коровина с Президентом Карачаево-Черкесской Республики Борисом Сафаровичем Эбзеевым.

— Борис Сафарович, мы очень рады, что вы откликнулись на наше предложение, и согласились дать интервью для Северо-Кавказского новостного агентства. Когда мы только начали работать, например, в соседней с вами Кабардино-Балкарии, то сразу же предложили сделать интервью с президентом этой республики. Но столкнулись с неожиданной для нас закрытостью. Не понятно, по чьей вине, но мы три раза пытались договориться с пресс-службой об интервью, и всё без результата. То ли по его нежеланию, то ли по каким-то другим неизвестным причинам, но нам это не удалось.

— Я глубоко убеждён, что открытость власти — непременное условие доверия общества. И с этой точки зрения, либо надо сидеть спокойно в кабинетах и провоцировать домыслы, либо надо быть открытыми для общения, тогда между властью и обществом будет мир. То же самое касается и самих средств массовой информации, которые являются своего рода рупором как общества, так и власти.

— Тем более, нам очень приятно, что мы начинаем работу в Карачаево-Черкесии с интервью с Вами. Наше агентство создано в марте 2010 года для того, чтобы поддержать модернизационные инициативы Александра Хлопонина, в рамках реализации которых обнажилась такая проблема, как отток многих специалистов с Северного Кавказа, преимущественно русских. Все последние годы отсюда уезжали высокотехнологичные квалифицированные кадры, инженера, учителя, врачи, поэтому сейчас мы несколько более активно акцентируемся на этой теме в своей работе. А как в Карачаево-Черкесии на уровне руководства республики решается проблема отъезда из республики русских специалистов, вообще русских, которые прежде составляли здесь значительную часть населения. И есть ли вообще эта проблема в КЧР, стоит ли она перед республикой и руководством?

— Я думаю, что эта проблема в большей либо меньшей степени характерна для всего Северо-Кавказского федерального округа. При этом я бы хотел разделить понятия «отъезд» и «отъезд». И как одесситы говорят, между этими двумя видами «отъезда» есть «две большие разницы».

Миграционные процессы в нашей республике достаточно активны. И здесь я ставлю вопрос — это нормально или не нормально? Если мы избрали для себя совершенно иной тип экономических отношений, — при капитализме чай живём, — то свободное движение рабочей силы — это одно из непременных условий, если хотите, фундаментальная основа самого рыночного хозяйства. С этой точки зрения миграционные процессы охватывают представителей всех без исключения этносов Карачаево-Черкесской республики. Это один «отъезд», когда люди едут за заработком, за куском хлеба, едут не только «от нас», но едут и «к нам». И совсем другой «отъезд» — как результат выдавливания, и на этом мы ещё остановимся отдельно.

Надо признаться, что с экономической точки зрения Северный Кавказ — это депрессивный регион. Само образование Северо-Кавказского федерального округа, как мне кажется, преследует одну очень серьёзную задачу: поднять социально-экономическое состояние округа, включая Карачаево-Черкесскую республику. И я убеждён, что будет очень серьёзный приток в республику как специалистов, так и рабочей силы.

— При каких условиях?

— При условиях реализации инвестиционных программ. Я имею в виду стратегию, которая разрабатывается по поручению руководителя нашего округа Александра Геннадьевича Хлопонина, и намеченного плана действий. И с этой точки зрения Карачаево-Черкесская республика представила целый ряд инвестиционных программ.

Я бы хотел обратить отдельное внимание на то, что вот это выдавливание, о котором мы говорим, русских специалистов, может иметь место не только на бытовом уровне. Оно может иметь место и с точки зрения организации публичной власти. Карачаево-Черкесия — полиэтническая республика, и поэтому люди самым тщательным образом это отслеживают. Более того, те или иные должности в результате гласного или негласного распределения приобретают этническую окраску — вот кресло или стул, в котором сидит тот или иной чиновник. И здесь чрезвычайно важно сохранять некое справедливое распределение, в том числе и соответствующих должностей. Другое дело, что это иногда приобретают совершенно абсурдный характер.

— На это влияет фактор клановости?

— Нет. В данной ситуации, как мне кажется, значение фактора клановости несколько преувеличено. Во всяком случае, в отношении Карачаево-Черкесской республики. Я имею в виду немного другие вещи. Здесь возникает другая очень серьёзная проблема. Наверное, можно подходить с позиции: права человека — это свято? Права человека — это действительно свято. Но тогда возникает другой вопрос — а что, права народов — это не свято? Это тоже свято! И вот здесь, с точки зрения обеспечения баланса между правами народа и правами отдельно взятого, атомизированного человека, отдельной личности, национально-этническая принадлежность человека, претендующего на ту или иную руководящую должность, не должна иметь ровным счётом никакого значения. Именно из этого исходили создатели нашей конституции, а я тоже принимал некоторое участие в подготовке проекта конституции. Вспомним статью 26 Конституции, согласно которой «Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принуждён к определению и указанию своей национальной принадлежности». И почему в этом контексте не объявить себя, к примеру, неграми с Занзибара?

И всё-таки соотношение индивидуального и коллективного в самой организации социума — это важнейшая проблема, от которой зависит жизнеспособность самого социума, соотношение, взаимодействие, если угодно, баланс индивидуального и коллективного, баланс прав человека и прав народа. Именно из этого, в том числе и в процессе формирования органов публичной власти, я имею в виду государственный и республиканский уровень, и уровень муниципальных образований, и надо исходить. Мы отслеживаем эту ситуацию и принимаем меры к тому, чтобы этот баланс сохранялся.

— В этой связи мне кажется, что довольно позитивным был опыт Дагестана с его Госсоветом, который, по моему мнению, совершенно напрасно расформирован. Тем не менее, это именно та модель, которая учитывала всё этническое многообразие именно при формировании органов власти и принятия политических решений на уровне республик. Как Вам кажется, не было бы уместным для Карачаево-Черкесии такую модель формирования некоего этно-представленного верховного органа власти, наподобие Госсовета, реализовать у себя? То есть создать некий орган, который мог бы по этой модели реализовывать представленность всего этнического многообразия в принятии решений, являясь ещё и серьёзным средством для «выпускания пара» и поддержания социальной стабильности? Это же устраняет почву для недовольства — «нас не учли, нас не слышали, нас не видели», вот такая модель Госсовета, как Вам кажется, могла бы быть применима для Карачаево-Черкесии?

— Модель Госсовета имеет общефедеральный стандарт, масштаб проявления. И с этой точки зрения руководители субъектов РФ все являются членами Государственного совета РФ, руководит которым глава государства, Президент РФ.

— Но там речь идёт не об этнической, а о гражданской представленности…

— Я очень боюсь преувеличения этничности. Я неслучайно подчеркнул — «баланс индивидуального». Вот он, человек с его правами и свободами, которые святы. И вот они, права народа, которые в равной мере святы. И именно с этой точки зрения необходимо соблюсти обеспечение сопряжения прав индивида и прав народа. Иногда меня спрашивают, не является ли создание СКФО реализацией принципа особого лекала для Северного Кавказа? А я спрашиваю в ответ — а что в этом хорошего?

— Северный Кавказ — особая территория. Здесь концентрация представленных этносов значительно выше, чем где бы то ни было в России. От этничности уйти всё равно нельзя, надо разделять: есть стратегическая функция политической власти, а есть местное самоуправление, со своей этно-спецификой…

— Но я же не предлагаю вовсе уйти от этничности. Я имею в виду нечто иное: есть общероссийское гражданское лекало. Это общефедеральное лекало — это действующая Конституция РФ. Я думаю, что против этого ни одна живая душа возражать не будет. Но есть и местные особенности.

К примеру, для меня родным городом является Саратов и Саратовская область. Но столь же родными являются Москва и Санкт-Петербург, где я тоже успел поработать. Рядом Кабардино-Балкария, Ставропольский край, в составе которого Карачаево-Черкесия многие десятилетия существовала в качестве автономной области. И на этом фоне, мне кажется, не следовало бы преувеличивать особенности именно Северо-Кавказского региона. Общие проблемы одни и те же везде: это безработица, это невозможность реализации своих собственных устремлений, отсутствие возможности к самореализации.

Я недавно в Пятигорске общался с ребятами, выпускниками высших учебных заведений, представляющими Карачаево-Черкесию. Я говорил им предельно простые вещи — Пятигорск для вас навечно родной город, подобно тому, как для меня родным является Саратов. И мы, выпускники 1972 года, каждые 5 лет собираемся там для того, чтобы порадоваться друг другу, помянуть ушедших, которых, к сожалению, уже немало. Мы славим родной город, родной ВУЗ, мы славим Россию и родную Саратовскую область. Так вот то же самое я говорил этим ребятам. Конечно, Ставропольский край не моноэтничный регион, но абсолютное преобладание, если говорить о цифрах, там одного народа — мы с вами прекрасно понимаем, о чём я говорю. Так вот я говорил им — для вас родиной является Карачаево-Черкесия, Ставропольский край и Россия в целом.

Вы обратили внимание на надпись на въезде в Карачаево-Черкесию? «Россия у нас одна!» Я тут прочитал публикацию о том, что якобы эта надпись была уничтожена варварами, что было возбуждено уголовное дело и т. д. Так я специально после этого туда поехал, чтобы посмотреть и лично убедиться. Слава Всевышнему — всё на месте. Для меня абсолютно несомненным является один простой постулат: «Нас много, мы — разные, а Россия у нас одна». И если мы будем пытаться создавать особые лекала для Поволжья, для Сибири, для Кавказа, для Юго-Запада России, что тогда останется от нашей государственности? Страна и государство, это, как говорят одесситы, — «две большие разницы». Так вот в том, что называется государственным началом — вот здесь лекало должно быть одним, общероссийским.

— Совершенно верно. Есть вопросы стратегического единства, общности стратегических интересов большой России. И здесь конституция и федеральные законодательные нормы предельно важны. Но нельзя забывать и о том, что существует «обычное право», и специфика этносов и социального устройства жизни этносов, которые складывались столетиями. И если совсем универсалистски, механически подходить с позиции федерального законодательства к жизни и социальному устройству народов Северного Кавказа, то здесь возникает некий когнитивный диссонанс. Народы России понимают — да, целостность России, стратегические интересы — предельно важны, но когда не учитываются элементы обычного права, в ответ просто идёт тихий, доброжелательный такой саботаж. Все улыбаются и говорят — «хорошо, общее лекало», но продолжают жить по тем социальным моделям, которые складывались столетиями. Получается, что если эти особенности не фиксируется дальше в юридическом поле, а игнорируются, тогда они вынуждено выходят за рамки легального. Это легитимные социальные модели. Но они становятся нелегальными, и здесь возникает серьёзный задел для конфликтных ситуаций, не дай Бог, таких как в Чечне, мы не берём — это крайний случай, но каких-то трений между тем, как живут люди фактически, и тем, как это представляет Федеральный центр, как они должны жить. Да, безусловно, стратегические, унификационные моменты важны, но эту специфику надо всё же учитывать, выводить в легальное поле. Как по вашему?

— Какой лукавый вопрос у вас, Валерий Михайлович. Но я отвечу чуть пошире. Вы сейчас тонко намекаете на то, что мы были традиционным обществом. Вот буквально на днях мы отмечали 146-ю годовщину окончания кавказской войны. Видимо ни у кого не вызывает сомнения, что именно адыги явились объектом наиболее сильного и жестокого удара в этой войне. Наверное, так. Ещё можно говорить о Чечне и об Ингушетии.

Прошло 146 лет, считайте, по 25 лет одно поколение, сколько это поколений? Но пришёл 1917 год, случилась Октябрьская революция. Можно, конечно, советскую систему оценивать как угодно, но она сохранила, либо возродила, но уже на новой социально-политической и экономической базе устои традиционного общества. И в СССР мы во многом продолжали оставаться традиционным обществом.

Сейчас мы живём при капитализме, и некий диссонанс, о котором вы говорите, действительно возникает. Его величество доллар, рубль, евро, какая-либо иная валюта — ворвались в эту систему отношений, и все эти традиции оказались в огромной мере беззащитными перед воздействием рынка. И когда говорят, что за 500 дней можно построить капитализм как будущее всего человечества — да чушь это. На это понадобятся поколения. И, в конечном счёте, от мудрости власти зависит то, каким образом удастся обеспечить сопряжение между теми традициями, которые уходят в прошлое и новой рыночной реальностью.

— То, что традиции уходят в прошлое — это хорошо или плохо по-вашему?

— С позиции — «хорошо» или «плохо» — это оценивать невозможно, так как это — логика естественного исторического развития. А в отношении законов истории сама оценка — хорошо это или плохо, причём независимо от того, на бытовом уровне это оценивается, либо с точки зрения общесоциальных, более широких взглядов, — она просто невозможна. С одной стороны рынок, который разрушает традиционные устои общества, с другой стороны — те традиции, обычаи, которые выработаны многовековым опытом, и которые трансформировались по мере исторического развития этих народов. Более того, именно они явились условием, фактором сохранения народа. У небольших этносов существует на уровне подкорки страх потери этнонациональной идентичности. Поэтому мы так много говорим о традициях, об обычаях, о прочих фундаментальных основах, на которых складывался и развивался соответствующий этнос.

— Тогда ещё такая, может быть несколько болезненная тема — это адыго-черкесский фактор в Карачаево-Черкесии. Я когда готовился к разговору, посмотрел реплики по теме, например, лидер движения «Адыгэ Хасэ» Мухамед Черкесов говорит о том, что «нам необходимо разделиться безболезненно», имея в виду выделение Черкесии, разделить Карачаево-Черкесию на два региона. А это шаг к созданию проекта «Великой Черкесии», совершенно другого субъекта, если с геополитической точки зрения рассматривать проблему: «Великая Черкесия» является американским проектом. То есть это не кавказский проект, и не адыгский. Это проект дестабилизации Северо-Кавказского региона, провоцирование передела субъектности, что приведёт, сомнений нет, к большой крови на Северном Кавказе. Вот эта проблема адыго-черкесского фактора и проекта «Великой Черкесии», насколько остро, по вашим оценкам, стоит в республике? Действительно ли это является проблемой для вас, и если да, то какие шаги предпринимаются для того, чтобы эту проблему решить?

— Эта проблема в республике обсуждается, и очень активно. И 21 мая, когда мы отмечали 146-ю годовщину окончания Кавказской войны, эта проблема обсуждалась так же активно. На 30 мая был запланирован митинг, видимо в основном это — молодежь. Требования этого митинга: раскройте те убийства, которые произошли у нас в самое последнее время. Хочу вам сказать о том, что после убийства советника главы субъекта, я имею в виду Карачаево-Черкесию, я немедленно обратился к руководству правоохранительных органов не только здесь, но и в Москве. Смысл этого обращения: «резонансные убийства, к сожалению, часто остаются нераскрытыми — это недопустимо». При этом, как выразился один из правоохранителей, не буду называть его имя, фамилию, должность и все остальное, «в Карачаево-Черкесии нет нераскрытых преступлений, есть недоказанные преступления». Так вот, именно поэтому я и обратился к руководству правоохранительных органов Российской Федерации, имея при этом в виду и то, что очень часто за подобными преступлениями начинают искать этно-национальный след.

В некоторых из этих убийств также старательно искали этно-национальный след, но он не находится. К сожалению, люди, которым не нравится единство и целостность республики, достаточно активно муссируют тезисы о невозможности совместного проживания.

Съезд черкесского народа, состоявшийся 5 июня с.г. и принявший решение создать черкесскую автономию с выходом из Карачаево-Черкесии, подтвердил решения аналогичных съездов, которые проходили в 1994 и 1995 годах. Как глава субъекта не могу позитивно относиться к любым внутрифедеративным изменениям границ, потому что это, на мой взгляд, вызовет множество неразрешимых проблем. При этом считаю необходимым напомнить, что в 90-е годы прошлого столетия в связи с подобными решениями был проведён референдум, и подавляющее большинство населения Карачаево-Черкесии совершенно однозначно высказалось в пользу единства и целостности Карачаево-Черкесии как неотъемлемой части Российской Федерации.

Самый главный вопрос — каковы цели, преследуемые этими людьми. Мир, согласие, взаимопонимание, совместное решение задач, которые стоят перед единой республикой, либо зло и ненависть между народами и раскол республики. И то болото, которым мы должны бы насытиться?! Над этим нужно задуматься.

— В своё время Сталиным именно так и создавались эти субъекты — Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария — брались некомплиментарные друг другу этносы для того, чтобы они не могли безболезненно, бесконфликтно выйти из состава России. Поэтому вопрос ставится таким образом — о разделении сначала. Но конечная цель — это выход из состава России, что без разделения на карачаевцев и черкесов, на кабардинцев и балкарцев сделать невозможно.

— Я не верю в желание ни одного здравомыслящего человека, который бы ставил своей целю выход из России.

— Может быть это — использование «в темную»? В этом проекте есть игрок другой, более крупный. Сторонний игрок.

— И именно с этой точки зрения очень важно стремление самым активным образом интегрировать сознание людей. Россия у нас одна! Мы не «с» Россией, мы не попутчики, мы и есть Россия.

— Конечно, стратегическое единство не может ставиться под сомнение точно, ибо тогда не будет России в целом.

— Мы — не попутчики, и именно с этой точки зрения я не верю в то, что хотя бы один здравомыслящий человек в Карачаево-Черкесии видел бы себя вне России. Ну, вспомните Расула Гамзатова, был поистине мудрый человек. Есть сомнения в добровольности вхождения в Россию, но выйти из России добровольно нас никто не заставит.

Я могу сказать, в данной ситуации, если хотите знать — о своём собственном ощущении. Кавказская война — это столкновение цивилизаций. Так? Да, несомненно! И здесь надо рассматривать именно великую русскую цивилизацию и совершенно уникальную кавказскую цивилизацию.

— А не столкновение русской цивилизации с западной цивилизацией?

— Нет, кавказской…

— Кавказ просто оказался между Россией и интересами Запада…

— Нет, простите, вы можете, конечно, говорить касательно там Британии, французов и т. д. и т. п., но я говорю о том, что и Кавказ был самостоятельной цивилизацией. Так вот, в кавказской войне произошло столкновение именно этих двух цивилизаций, и с этой вот точки зрения даже в старые времена не говорили о русской колонизации Кавказа. Даже Бжезинский. Даже когда говорили о колониальных империях, о колониализме в целом, допустим, в Организации объединенных наций в самом начале 60-х годов, где принимали соответствующие декларации с осуждением колониализма — так вот даже те люди, которых называли «советологи», «кремленологи», а, я вас клятвенно уверяю, их пропаганда тогда была почище нашей, — так вот даже в те времена никто не говорил о русском либо российском колониализме. Я думаю, это и сейчас было бы абсолютно неприемлемо. И с этой точки зрения Россия, когда шла на Кавказ — не колонии расширяла. Иногда говорят — «ага, понимаете, западные державы подзуживали, это было столкновение России и Запада»… А реально — это были естественные границы российской государственности. И когда люди говорят, в том числе — пишущая публика — о том, что, якобы, «русская цивилизация одержала победу, а кавказская метацивилизация потерпела поражения» — я отвечаю — ну нет же, конечно! Я бы сказал так — произошёл уникальный в рамках мировой истории синтез этих цивилизаций.

— Этногенез.

— Гумилёв это называл этногенез, совершенно верно. Так вот, произошёл синтез этих цивилизаций. И вот с этой точки зрения — вы говорите: «особое лекало». Я говорю: «да ну нет же — интеграция». Интеграция в рамках общего лекала, общероссийского лекала.

— Одно другому не мешает…

— Народы небольшие по численности, мы каждого знаем, что называется, по имени. Мы, например, знаем и гордимся своими георгиевскими кавалерами по сегодняшний день — это русско-японская война и т. д. «Дикой дивизией» командовал генерал-лейтенант Султан Клыч-Гирей (Султан-Гирей). Одним из полков дивизии командовал Мырзакул Крымшамхалов (Магомет-Гери) — полковник, затем — генерал. Кстати, Семен Михайлович Буденный в русско-турецкую войну служил вахмистром в эскадроне, которым командовал Мырзакул Крымшамхалов.

— Хорошо, и может быть тогда — последний вопрос: какие шаги, на ваш взгляд, можно и нужно было бы предпринять для того, что бы создать условия для возвращения русских в Карачаево-Черкесию?

— Хочу, прежде всего, сказать одну вещь… Вы говорите: исход, исход, исход. А на самом деле такого исхода нет. Давайте мы посмотрим на всю систему публичной власти. Я вас клятвенно уверяю — исхода там какого-либо не существует. Возьмите администрацию, возьмите правительство, любые структуры. Возьмите федеральные структуры на территории Карачаево-Черкесской Республики. Проблема — работа, возможность, особенно в наших сельских районах — занятость. Большая проблема — возможность сбыта собственной продукции.

Давайте я назову один единственный пример. С этого года Федерация передала на уровень субъектов целый ряд федеральных мандатов. В том числе — содержание лицеев, это бывшие профтехучилища. Таковых в нашей республике восемь. Это потребует очень серьёзных, бюджетных трат Карачаево-Черкесии. Были умники, которые говорили — «Борис Сафарович, ну, давай посмотрим, может быть, мы закроем эти лицеи». А это самые обездоленные ребятишки. Соотношение этно-национального состава там — ну, примерно 50 на 50. Мы подготовили проект договора, имею в виду правительство, бизнес — предприниматели, завод, скажем, с одной стороны, и вот этого самый лицей — с другой. Это, как и было раньше, производственная практика и далее работа. И что вы думаете? С руководством Технологической академии Карачаево-Черкесии я договорился — два лицея отдаем под них. Это — непрерывность образования: лицей — колледж — ВУЗ. С другой стороны — это проблема увеличения русского контингента среди студентов высшей школы.

— Хороший ход.

— Я другое скажу. Вот, например, в Технологической академии есть юридический факультет. Что такое Юрфак Технологической академии я вам не буду рассказывать, а вы меня не спрашивайте. Мы же организовали Северо-Кавказский Юридический институт как филиал Саратовской государственной академии права. Бюджетные места: минимум для нас, для республики, и при этом, максимум для абитуриентов из любого региона нашей страны. И сейчас эта работа руководством Северо-Кавказского института проводится самая активная. Это и Ставрополь, это и Ростов-на-Дону, это и Краснодар и из Волгограда, если ребята готовы идти. Это — Дагестан, Чечня, Абхазия, Южная Осетия и т. д. Это — преодоление местечковости самого образования.

— Из русских регионов?

— Не только из русских регионов. Боятся того, чего не знают.

— А боятся чего?

— Боятся будущего, неустроенности, непривычного. То, что познается — этого не боятся.

— Совершенно верно.

— Если взять развитие агропромышленного комплекса: миграционный процесс — посмотрите Росстатовские цифры. География трудозанятости — это постоянно меняющийся процесс. Я опять возвращаюсь к теме капитализма. Например, существует «Олимпстрой». Клятвенно уверяю — множество наших людей работают там. И я вас спрашиваю — это исход или это — не исход?

— Это вахтовый метод… Они туда уезжают, потом возвращаются.

— Что значит вахтовый метод? Люди туда поехали за куском хлеба.

— Они же не с концами туда уехали…

— С концами? — здесь бывает ситуация другая. Я не хочу пользоваться терминами «аборигены» и «автохтоны». Для меня здесь все автохтонны. И африканец из Занзибара, живущий здесь, — он тоже автохтонен.

— А что, есть африканец?

— А почему нет? Конечно. Он для меня тоже автохтонен. Он тоже абориген. Но у аборигенных народов и семьи побольше. И вот, с этой точки зрения, «вы уехали», «вы уехали», Милана уехала (пресс-секретарь), нас четверо, допустим, детей. А меня оставили, я караулю стариков. Правильно? К сожалению, русские семьи малочисленны. И вот ребята уезжают — за хорошим образованием, за куском хлеба, за деньгами. Женятся там. И оседают…

— Да, также, как они оседали здесь в советский период, когда по распределению приезжали работать молодые специалисты из центральной России и русских регионов, и так же начинали формировать своим присутствием местное население…

— Хочу вам сказать о том, что есть умники, которые очень хотят обнаружить факты того, как местное население, «аборигены», ходят в казачьи дома с угрозами, тычками, пинками и силой выбрасывают из домов, занимают эти дома и живут. Да чушь это всё!

— Сейчас-то конечно вряд ли. Но, может, был такой период — в 90-х, скажем?

— Не было такого периода, вы мне поверьте. Более того, я думаю, что все понимают, что в этой ситуации русская часть, русская община нашей полиэтничной республики, является интегративным фактором. Это нужно понимать и это нужно поддерживать. Вот, например, Баталпашинский отдел Кубанского казачьего войска. Мы самым активным образом поддерживаем его.

— Я хотел встретиться с его руководителем как раз.

— Запорожец Павел Петрович. Я горжусь тем, что Баталпашинский отдел Кубанского казачьего войска является одним из лучших в составе Кубанского казачьего войска. У меня очень добрые отношения с казачьим генералом, он же вице-губернатор, я имею в виду атамана Кубанского казачьего войска — Далуда Николая Александровича. Более того, мы обмениваемся, в том числе, и культурными коллективами. Кубанский казачий хор, танцевальный ансамбль — это блистательноые артисты! Вы не представляете — во время их концерта наш Драмтеатр был буквально забит зрителями, люди стояли в проходах. И вы думаете там только казаки собрались? Да нет. Все там были.

— Слава Богу.

Просмотров: 1345 | Источник: http://skfonews.ru | Теги: карачаево-черкесия | Рейтинг: 4.0/2 |
Реклама от KARACHAYS
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


16+
По вопросам РАЗМЕЩЕНИЯ РЕКЛАМЫ обращаться: karachays@mail.ru
При использовании материалов сайта активная ссылка на сайт karachays.com обязательна

Для быстрого и правильного отображения страниц сайта мы рекомендуем браузер Google Chrome