Ёзден адет

Этический кодекс
карачаево-балкарцев

Нарт сёз

Къоркъакъны кёзю уллу, телини сёзю уллу.

Категории раздела

История [54]
Религия [21]
Культура [29]
Политика и экономика [8]
Разное [28]
Стихи, поэмы и сказания [20]
Спорт [15]
Къарачай-малкъар (алан) тилде [24]
Карачаево-Балкарцы в исторических хрониках [28]
Известные люди [70]
Карачаево-Балкарская кухня [35]
Интернет [2]
Геродот [45]

Покупая Авиабилеты через наш сайт, вы помогаете нам оплачивать дальнейшее его содержание...

Реклама


Комментарии

Апсаты: Имамыбызны терсликден сакъларгъа кючюбюз да джетмейди, сора къалгъан затладан къалай сакъларыкъды кесин Къарачай?
...

Апсаты: Дожили...
Ну и каким боком приравнили блогера к СМИ?
И что вы будете делать с сайтами зарегистрированными ...

Апсаты: За уродские амбиции наших уродов-политиков должны теперь страдать простые граждане.
Ну откажетесь вы от них, и ко...

: Авторская рукопись этого зикра была передана моему деду, фронтовику, эфенди а.Каменномост Герюгову Идрису Ортабаевичу в ...

: Не считая того, что это не Карачаевская порода а Кабардинская !!!

: В этот мир все приходят одинаково – с плачем, а уходят по-разному.
Горское предание.

Когда над стран...

: Аиб хоншуларына! Къул-ёзден аиргъандан бошамай болурла, ёзденлик не зат болгъанын эрте унутуб!

Апсаты: Карачаевцы к истории башкир и татар не имеют никакого отношения.
Карачай: "къарачай" - происходит от сл...

: «...В татарском народе была субэтническая группа – “карачы” (“караца” – у северных мишар и у многих сибиряков), некоторы...

: Также одного корня со словом «карачы»
и древнее татарско-уйгурское слово «караван» [36, с. 215].
Как видим...

: Мы - потомки КАРАЧЫ, из среды коих был сам Чынгыз-би хан. Офиц. историки, вслед за китайцами их называют "черные та...

: КАЗАКИ и ТАТАРЫ – об этом нет в «учебниках истории»:

“...B действительности казачьи войска (верней, «народ-...

: КАЗАКИ и ТАТАРЫ – об этом нет в «учебниках истории»:

«…Особенную опасность для романовского правительства п...

Taulu09: Я думал,что эту мразь надолго закроют, а тут,видите ли, они решили под шумок его втихаря освободить. Народ стал слишком ...

: Это очень большие деньги для малого каравая . Казнить урода.

Апсаты: Молодец Казимир!
Из-за таких лиц (фамилии знаем), население не может получить законно положенные льготы и субсиди...


Наша кнопка


karachays.com

Код кнопки:

Реклама

Статьи

Главная » Статьи » Разное

Кавказский синдром. (Статья написана мной после посещения горного региона Кавказ) Часть 2
Несколько лет назад у соседей случай был ( почему – то искать свидетелей того происшествия у меня желания не проявилось, потому приходится верить на слово, при том, что врать горцу совершенно нет смысла). Молодые ребята увидели дым. Взяли ружья и на конях пошли в ту сторону. А там, оказывается, из города (какого я не уточнял) приехали наркоманы. Набирали коноплю и там сушили, курили, спиртное пили. Наши подъехали, а они никакие совсем. Им сказали, чтобы костёр не жгли, лето жаркое. Они уедут, а пожар потом горы окрестные выжечь может, а то и до хозяйств доберётся. Когда огонь палом идёт, его ведь не остановишь. Да и никто сюда не поедет пожар тушить. Далеко. Так вот, они же никакие совсем, обкуренные, сидят, смеются, шутят, ругаются. Ну наши тоже пошутили. Говорят одному, что постарше: « Продашь друга за ящик водки?». Тот заржал и велел везти ящик водки, не поверил, значит. Ему и привезли… Потом под автоматами их на дорогу вывели и бежать вниз до машины заставили и предупредили, что если в горах увидят – стрелять будут без предупреждения. А того, которого купили за водку, привели в аул. За него ведь уплачено было… Какое – то время он у них на земле работал. Потом они его куда – то дальше продали или подарили. Там эти, родные его всё ездили, просили его назад, деньги предлагали. А наши не захотели отдать, продать тоже не захотели, он ведь там обидел людей, когда пьяным был. Теперь он где – то там, - Руслан мотнул головой в сторону Чечни. – Да чего там? У нас тут в ауле тоже живёт парень, его вайнахи привезли, убить хотели. Это давно было. Он солдатом был и в плен попал. Они у себя его вначале держали, потом зачем сюда с собой привезли. Наверное, он впереди по дорогам ходил, там где опасность заминирования, тропинки протаптывал, чтобы чеченцы не подорвались. Он, это, заболел, значит, ну, все так думали , что помрёт, он ещё и раненый был, заражение видимо пошло, они его у нас умирать и оставили. Его вылечили, выкормили. Стал работать на хозяина, в чьём доме болел, помогать по хозяйству, скотину в поле выгонять. Да он и не раб был, по идее. Так. Как рабочий, только не платили ему, в благодарность работал за то, что жизнь спасли. Правильно жил. Честно работал. Говорят, он детдомовский, родных никого, так он и не рвался в Россию. Там его никто не ждёт. А потом так получилось, что полюбились с дочкой хозяина. Вот скоро свадьба.
- Хозяин разрешил? - А что такого. Мишка парень добрый, работает хорошо. Дочку Аслана любит. Она его тоже. Пусть живут! Родители не вечны. Ему хозяйство достанется.
Так при мне был развеян ещё один миф, будто горцы не выдают дочерей замуж за русских. Оказывается, выдают. И ничего особо страшного в этом не видят. Значит и здесь любовь правит человеческим обществом, а не только тейповые обязательства. - А есть тут у вас сейчас наши солдаты?– совершенно обнаглев, осмелился спросить я.
- Солдаты? Русские? – Он хитро прищурился. – Нет, не слыхал. – Конечно, понял я, что на этот вопрос мне уже никто здесь не ответит. - А хочешь моего раба посмотреть? – он подмигнул жене, - Позови Фёдора.
Женщина вышла, а минуты через четыре в саклю вошёл бородатый загорелый мужик, совершенно ничем не отличающийся от тех горцев, которых я наблюдал до этого вокруг.
- Звал, Руслан? Чего надо? - Вот тут русский, тебя купить хочет. Пойдёшь с ним вниз?
Мужик недоверчиво покосился в мою сторону: - А чё я там, внизу, не забыл? Мне и здесь хорошо… Я, грешным делом, даже подумал, что раб боится при хозяине выразить радость, притом, до конца не доверяя мне. Я, спросив разрешения, вышел с Фёдором во двор.
- У меня есть возможность тебя вытащить отсюда. - Брось ты! Мне это не надо. Тут у меня дом, семья. Мне никогда так хорошо ещё не было как тут.
- Он ведь на вокзале раньше жил. – Услышал я за спиной голос хозяина. – Больной, весь в болячках, вечно пьяный. Голодный был. Воняло от него как от козла дохлого. Каждый мент бил его, пацаны пинали ногами и деньги отнимали. Спал в лужах на улице. Ну, я его подобрал, сюда привёз. Отмыли мы его, вшей вытравили. Одели. Откормили. Вот, у нас работает. Видишь, не цепей, не колодок. В кошаре у него там свой угол есть, тепло, сухо. Если что нужно, попроси – купим. Да и документов – то у него нет. Ему там опять только на улице и жить… Нужно что тебе, Фёдор? Раб засмеялся. - Мне - то уже ничего не нужно. А вот в селении наверху двое русских живут, тоже работают в полях. Так им и девок из города хозяин возит. Так что ты езжай себе, не думай обо мне. Мне хорошо тут. А там я никому не нужен. Сопьюсь опять или убьют по пьяной лавочке. Здесь у меня семья, повторил он и быстро зашагал в поле. - Вот такие у нас рабы, - философски заметил Руслан. – Он ведь мне ничего не должен. Может всегда уйти. Только уходить ему некуда. Он, может, впервые человеком здесь себя почувствовал. Никто не обижает, не бьёт. - Не бьют? – уточнил я. - Ты же сам видел. Ладно, пошли чай пить.
Так в неторопливом чаепитии и рассказах о, порой, нелёгкой жизни в горах прошло время. Близился вечер. То, что Руслан не последний человек в ауле, я уже прекрасно понял. Руслан вполне зажиточный крестьянин, пользующийся всеобщим уважением у односельчан, а может, обладающий и ещё какими – то, незаметными для стороннего глаза достоинствами. Мои размышления прервали громкие гортанные голоса на улице.
- Подожди, - сказал хозяин и ненадолго вышел. В комнату ввалились двое бородачей и поздоровались со мной за руку.
- Чего ты там ещё хотел увидеть? Это где чечены жили? Поехали, ребята согласились проводить.
Мы вышли на улицу и взгромоздились на заранее подготовленных коней.
- Эй! Вы не торопитесь там! Парень, может, лошадь живую в первый раз поблизости видит, -смеялся Руслан, подтягивая подпруги.
Мы шагом спустились к реке, перешли быстрый поток и углубились в зелёнку. Так шли минут пятнадцать, после чего нашим взорам предстала поляна с несколькими наскоро сбитыми хибарками, с накрытыми сухой травой крышами, на краю, турником и землянкой.
- Вот здесь они иногда приходили жить. Сейчас уже не приходят. Мы не разрешаем. Нечего им здесь на нашей земле делать! – бородатые о чём – то эмоционально стали спорить между собой, но смысла их слов мне было понять не дано.
- Тут их стрельбище было, - показал один из них рукой в сторону навала брёвен и о чём – то задумался. – Я тут раньше был часто…
Мне показалось, что он желал бы ещё чего – то добавить, но потом всё же решил промолчать. Видимо, на то были свои причины. Честно говоря, смотреть было не на что. Отойдя в сторону, я сделал несколько снимков поляны, и мы пошли обратно.
- Тут ещё совсем недавно много гильз валялось, потом ребятишки на игрушки растащили. Играются сейчас теми гильзами…
- Помнишь, когда ты шёл в сторону Хасан Юрта, ты проходил такой большой дом, он один такой большой у нас в ауле. Когда – то там администрация сидела, сейчас дом пустой. Там флаг всегда российский вешали. Ещё совсем недавно рваный и выцветший висел. Молодёжь придумала игру, стали стрелять в древко, кто первым собьёт, значит, на меткость тренировались. Сбили как-то. Теперь вот нет. Ни администрации нет, ни милиции. Все разбежались когда боевики в селение приходили. Разбежались и больше не вернулись назад. Теперь у нас здесь нет власти. Своя власть. И всем плевать! Было, приезжали из центра солдаты, коноплю рвали. Жгли тут. Раз приехали, потом ещё. А потом чуть ниже их пацаны пугнули, чуть постреляли. Теперь уже не ездят. Боятся, наверно…
- Так их что, этих солдатиков, перебили что ли там, внизу?
- Нет же! Так, шумнули малость, они обратно и уехали. У всех здесь оружие, знаешь? Осталось. Только никому до нас дела нет. Забрать – всё равно не заберут, никто не отдаст добровольно. По плохому боятся сюда идти. А кто там стрелял? Разве ж пацаны скажут? Да и не убили никого. Так, пошутили.
- Правильно пошутили, - добавил второй бородач, - нечего сюда по двадцать человек с оружием ездить и по грядки топтать наши. Сети порвали тогда. Ягнёнка у Амира украли… Нечего им тут делать! Чечам нечего, федералам тоже..
А то, что оружия здесь много, это я заметил невооружённым глазом. Похоже, что автоматами да ружьями не ограничиваются семейные арсеналы, просто здесь это в порядке вещей. Как шашки у казаков или ружья у ненцев и самоедов. Никто просто так не выстрелит, не наставит ствол на человека шутки для. За любую шалость по отношению к своим, тут придётся дать ответ. Люди привыкли следить за своими действиями и поступками. Разбираться в случае чего станут быстро и жёстко, и при этом вряд ли по российским законам. Здесь свои собственные законы. Законы гор.
Мы вернулись к сакле Руслана, когда солнце уже село за гору, но ещё окончательно не стемнело. Вообще в горах темнеет мгновенно. Вот оно солнце висит и освещает землю, чуть сползло вниз, ещё минут десять и вокруг сумрак. А небо ещё светлое. А под ногами уж тьма. И откуда – то наползает туман. Густой. Такой, что даже не слышно голоса в двух шагах стоящего человека, не видно собственной ладони перед лицом. Но и туман недолог, вскоре его разгонит ветер дующий с вершин, он пронизывает насквозь и заставляет дрожать. В нём чувствуется дыхание синих ледников. Он дует напористо и монотонно, не меняя ни силы ни направления, и в какой – то момент тебе начинает казаться, что он не утихнет никогда. Эта холодная монотонность выводит из себя, высасывая нервы и силы. Таков ночной ветер с гор. Но это будет чуть позже, ночь ещё не наступила.
Горцы попрощались с нами и пошли восвояси. Мне почему – то казалось что они приходили про мою душу, но возможно, такие мысли, приходящие некстати, это всего лишь плод моей мнительности. К тому же нельзя сбрасывать со счетов простое человеческое любопытство. Ведь не каждый же день в аул забредает человек из другого мира.
Мы снова сидели и пили чай, который нам щедро подливала хозяйка, с интересом слушая мои рассказы о наших городских заморочках и прибамбасах.
- Едет, слышишь?- Признаться, я ничего не слышал, кроме пенья сверчков на улице. Но раз уж Руслан, ставший за короткое время для меня непререкаемым авторитетом слышал, значит так оно и было. Что – то где – то ехало.
- Собирайся, иначе опоздаешь.
Я от души поблагодарил гостеприимную хозяйку, пытался дать ей немного денег на подарок, но она не взяла. С Русланом экспериментировать не стал, тот мог на это жестоко обидеться. Гостеприимство у карачаевцев свято! Оно в крови. Ведь гость – он от Бога, а как можно отказать Богу, создавшему и тебя, и меня, и всё вокруг?
Я не без осторожности, в благодарность, поцеловал Жену Руслана в щёку и пообещал не забывать их славной сакли. Руслан улыбался. Наверно законы позволяли дружеские поцелуи. Мы впрыгнули в машину.
Руслан подвёз меня прямо к автобусу уже собиравшемуся отъезжать. Мы пожали друг другу руки и напоследок обнялись. Уже вслед он прокричал мне номер своего сотового телефона, который мне пришлось запоминать, так как писать времени не было. Самое интересное, что запомнил! Уже внизу переписал в записную книжку, и даже не ошибся!
Знакомый водитель дружелюбно кивнул на одно из передних сидений.
- Садись здесь!
- Спасибо.
- Как тебе? Не съели? – Он весело скалился позолоченными зубами.
- Нет. Вроде.
- Приезжай ещё! Кино здесь снимай.
- Хорошо. В городе поговорю. Может какой телеканал и заинтересуется жизнью горцев. – Я на миг осёкся. Ведь водитель не мог же знать о наших с Русланом беседах в сакле. Или мог? Или ему уже успели рассказать кто я и каков на вкус. Горы хранят свои тайны. Задавать лишних вопросов я не стал.
- Когда в следующий раз сюда поедешь, позвони, я автобус к твоему санаторию подгоню, чтобы тебе не ходить через весь город. А ты можешь там про меня в какой – нибудь передаче по телевизору рассказать? Типа, вот такой водитель автобуса ПАЗ а115(09) Хибаев Ахмат живёт себе в горах, возит людей…
- Попробую, - улыбался я.
- Руслан накормил тебя?
- Да.
- Он у нас тут авторитет. Коней своих имеет. Богатый. Уважаемый. Если ты ему понравился… Ну, ты, там, внизу, скажи что здесь люди живут!
- Обязательно, Ахмат.
- Ты номер мой не записал, запиши, а то забудешь. – Я записал.
- Послушай, Ахмат! Вот я еду и вижу какие тут прекрасные пастбища. Здесь ведь можно разбить сады. Пасти овец, коров разводить. На этих скалах может расти изумительный виноград! А люди так бедно живут. - Да-а. Места тут плодородные. Всё можно, конечно, только кому это нужно? Вот смотри. Я сейчас имею в хозяйстве двенадцать барашков. Могу через пять лет, ну, там, сложиться с соседями, прикупить, сделать так, что их у меня сто тысяч будет…
- Ну!?
- А ну и всё! Куда мне их девать? Нам и этих двенадцати хватает. А вашим там, в Москве, выгоднее в Австралии купить, или, там, в Аргентине, какой, прокатиться туда и получить откат. От нас – то отката не получишь! Вот и едите там всякую дрянь. И помираете неизвестно от каких болезней. То же и с фруктами. Мы - то вырастим. А потом в ямы закапывать? А вот она земля! Вот они богатства, под ногами лежат, только никому они не нужны. Потому что у вас в Москве не о народе думают чиновники, а о своих жирных задницах. Вообще не понятно кто там у вас правит Россией. Эй! Давайте там, новую революцию устраивайте! Пора порядок в стране наводить!
Он ещё много каких добрых слов говорил про российское правительство и демократическую власть, но это уже тема совсем другого произведения. Самое интересное, что Руслану я несколько раз потом звонил из Москвы, поздравлял с праздниками. Как – то и он послал мне сообщение с поздравлениями. Было очень приятно что меня помнят. Дай Бог, чтобы эти добрые гостеприимные люди жили в мире под ясным горным небом и в их ауле не звучали выстрелы и не гремели взрывы! Ведь они НАШИ! Они РОССИЯНЕ и по-своему тоже любят Россию. Конечно не так как мы, русские, но от них этого и не требуется. Главное, что они наши и чужими быть не хотят! Пусть они иной крови, другого вероисповедания, воспитаны на не всегда понятных нам, равнинникам, порядках и законах, но они наши соседи и братья… Только мы об этом помним не всегда…
Вернувшись в Кисловодск и рассказывая местным откуда приехал, я с удивлением замечал на себе недоверчивые взгляды. Егор же, выслушав меня, долго молчал, потом выдал:
- Сань, ты сумасшедший!
- Но ведь ты же говорил мне что был там!
- Был, лет двадцать назад, до войны с чеченцами. Тогда в горах спокойнее было. Теперь бы ни за что туда не сунулся.
- А мне советовал, красоты мест расписывал…
- Это я так! Пошутил. Я же не думал, что ты и впрямь туда намылишься…

Добавил: Апсаты (28.11.2011) | Автор: Александр Базилев
Просмотров: 2144 | Рейтинг: 5.0/1 |
Реклама от KARACHAYS
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


16+
По вопросам РАЗМЕЩЕНИЯ РЕКЛАМЫ обращаться: karachays@mail.ru
При использовании материалов сайта активная ссылка на сайт karachays.com обязательна

Для быстрого и правильного отображения страниц сайта мы рекомендуем браузер Google Chrome